Чазова ирина евгеньевна главный кардиолог

Главный внештатный кардиолог страны рассказала об уязвимости мужчин и правилах здоровой жизни

Чазова ирина евгеньевна главный кардиолог

— Стрессы — значимый фактор риска, в первую очередь сердечно-сосудистых заболеваний, хотя официально в реестр факторов риска он не внесен.

Есть в кардиологии даже такое понятие, как «стресс-индуцированная артериальная гипертония», или «гипертония на рабочем месте». И есть перечень специальностей, связанных со стрессом.

Это люди, которые работают на конвейере, врачи — в первую очередь хирурги, учителя. Бизнесмены тоже в группе риска.

— Кто в первую очередь может заболеть — женщина или мужчина?

— Мужской пол сам по себе является фактором риска. Помните, когда-то был лозунг «Берегите мужчин»? Мы говорили об этом с иронией. А сейчас понимаем: это вполне обоснованно.

В целом же в группу риска входят лица старших возрастных групп и люди, у которых в роду случались сердечно-сосудистые заболевания: у женщин моложе 65 лет, у мужчин до 55 лет.

Конечно, сюда же входят и курильщики, и люди с избыточной массой тела.

— Когда в стране кризис, люди болеют больше?

— Большинство людей неустойчиво к кризисам, и это очень хорошо прослеживается при анализе смертности в нашей стране.

Помните ельцинские реформы? Смертность в те годы выросла в 1,5−2 раза, причем в основном не у пожилых пациентов, которые были привычны к невзгодам, а у мужчин среднего возраста.

Я думаю, что всплеск смертности от сердечно-сосудистых катастроф, который мы видели в конце прошлого и начале этого года, также был вызван кризисом — ростом курса доллара, падением доходов, снижением уверенности в своей жизни.

Плохо, что во время кризисной ситуации пациенты нередко бросают принимать лекарственные препараты — для того чтобы оплачивать еду. А это приводит к самым печальным последствиям. Как только вы прекращаете принимать медикаменты, возникает синдром отмены, течение болезни ухудшается, и заболевание прогрессирует быстрее.

— Нет ли связи между праздниками, когда многие люди слишком много едят, и инфарктами миокарда?

— К сожалению, есть: после праздников чаще случаются сердечно-сосудистые катастрофы. Но здесь имеет значение не только переедание, но и злоупотребление алкоголем.

— Может ли человек не знать, что у него есть заболевание сердечно-сосудистой системы?

— Очень многие больные с артериальной гипертонией не знают, что у них повышенное давление, болезнь никак себя не проявляет.

Много людей, имея тяжелую ишемическую болезнь сердца, поражение коронарных артерий, также не испытывают никаких болевых ощущений — безболевая ишемия миокарда чаще встречается у женщин, у больных сахарным диабетом.

Поэтому мы призываем тех, у кого есть сахарный диабет, какие-то метаболические нарушения, лишний раз провериться и исключить эту форму болезни. Она очень опасна и часто бывает причиной внезапной смерти.

— Есть болезни в этой сфере, которые нельзя вылечить, как, скажем, простуду?

— Должна вас расстроить: сердечно-сосудистые болезни не вылечиваются. Излечить ни гипертонию, ни ишемическую болезнь, ни атеросклероз нельзя. Можно приостановить развитие болезни и позволить пациенту, несмотря на заболевание, вести обычный образ жизни, не ухудшать ее качество.

— Поэтому и опасно прерывать прием лекарств?

— Безусловно. Потому что препараты не вылечивают, а компенсируют те нарушения, которые имеются в нашем организме.

— Некоторые наши эмигранты возвращаются в Россию лечиться — говорят, что здесь дешевле, а качество их устраивает. Поедут ли они на Родину лечить сердечно-сосудистые заболевания?

— В нашу клинику уже иногда приезжают лечиться из-за рубежа.

С другой стороны, я сталкивалась с печальными примерами, когда люди уезжали лечиться за рубеж — в частности, в немецкие клиники — и получали очень некачественную медицинскую помощь.

А потом возвращались и мы исправляли ошибки своих немецких коллег. У нас было несколько случаев, когда здоровым людям были проведены операции, которые им не нужны.

Часть клиник в Германии ведут себя не очень корректно.

И меня очень расстраивает, что и в России появились врачи, которые работают в тандеме с немецкими клиниками и за процент от полученного клиникой дохода направляют наших пациентов лечиться за рубеж.

Будьте осторожны, когда какой-то врач усиленно направляет вас в немецкую клинику. Что касается высоких технологий в сердечно-сосудистой хирургии, то большинство операций можно сделать бесплатно в федеральных учреждениях России.

— Тем не менее точка зрения, что за рубежом лучше вылечат, довольно распространенная…

— Расскажу такой случай из моей практики. Вы, наверное, знаете, что у нас есть система высокотехнологичной помощи — пациент получает квоту на оперативное лечение, стоимость которого полностью покрывается из бюджета. Однажды к нам поступила женщина, получившая такую квоту, с жалобами на боль в сердце.

Мы ее тщательно обследовали и поражений коронарных артерий не обнаружили. Ей не нужна была операция, а боль была связана с заболеванием позвоночника, которое мы обнаружили.

Пациентка возмутилась — она подозревала нас в том, что мы куда-то дели деньги, выделенные по квоте, хотя это невозможно: нет операции — нет и денег.

Если бы мы были непорядочными людьми, мы бы ее прооперировали и получили большие деньги. Но такие непорядочные люди нашлись в Германии, куда она поехала. Они взяли деньги уже с нее лично, прооперировали, поставили ей стенты. И она подала на нас жалобу в Минздрав. Мы просто переслали в министерство все результаты исследований.

— Вы достаточно давно работаете в медицине. Как изменились за это время подходы к лечению?

— Появилось очень много новых препаратов, они стали более эффективными и безопасными. Если раньше чаще проводились полостные операции, которые требовали больших разрезов, долгого периода восстановления, то сейчас хирургия стала гибридной и менее инвазивной.

Очень популярны стали чрес­кожные вмешательства: теперь, например, через маленький разрез в сосуде можно закрывать врожденные пороки сердца, проводить постановку аортального клапана.

Можно лечить и заболевания аорты — самого крупного нашего сосуда, — также не разрезая человека вдоль и поперек, как это было еще недавно.

Еще несколько лет назад больных с сердечной недостаточностью лечили только таблетками, и то неэффективно, пересаживали сердце. Нам казалось, что пересадка — панацея от всех тяжелых болезней. Но сейчас появились новые методики лечения, и в некоторых случаях можно избежать пересадки, если на более ранних стадиях болезни применить менее тяжелые операции.

— Вы рассказывали, что в Алтайском крае недавно начали делать догоспитальный тромболизис, и это дает очень хороший эффект. Что это за такое?

— По сути это применение химических веществ, которые растворяют тромб. Тромболизис применяют сейчас и у больных с ишемическими инсультами, и при тромбоэмболии легочной артерии, и у больных с инфарктом миокарда.

Причем более эффективно вводить препараты до того, как пациент попал в больницу. Для тромболитической терапии критично как можно более быстрое введение препарата после образования тромба. Потому что чем дольше сохраняется сосуд в закупоренном состоянии, тем больше зона инфаркта миокарда.

Чем быстрее мы растворим тромб, тем меньший участок миокарда отомрет.

А вы знаете, что тромболизис впервые в истории медицины произвели в России? Это сделал мой отец, академик Чазов. У его пациента был инфаркт и поражение артерий ноги.

И только в таком критическом случае ему разрешили ввести новый препарат, который не был изучен в достаточной мере. История была совершенно фантастическая — в этот день, 5 октября 1961 года, родилась я.

Очень жаль, что большинство тромболитических препаратов сегодня созданы на Западе.

— Кардиологи рекомендуют придерживаться средиземноморской диеты — больше фруктов, овощей, нежирного мяса, рыбы. А вот в Италии немало толстяков, и полнели они как раз на этой диете. Да и выпивают там не по-детски. А живут до 75 лет. Нет ли здесь противоречия?

— Итальянцы едят много макарон — да, они высококалорийны, но итальянские макароны изготовлены из пшеницы твердых сортов, а это медленно усваиваемые углеводы, и они более полезны, чем та белая мука и те белые булки, к которым привыкли мы. Кроме того, вместо соли у итальянцев много соусов, потребление соли у них не такое большое, в рационе много фруктов и овощей, которые очень полезны для здоровья.

— Иначе говоря, опасна не всякая полнота? О каком избытке веса идет речь?

— Я бы предложила не вставать на весы. Более точно о риске можно говорить по окружности талии. Если у мужчины талия больше 102 сантиметров, а у женщин больше 88 — надо бороться с этим не только косметическим, но уже и медицинским недостатком. Задуматься, в частности, над тем, что мы едим.

В нашей пище слишком много соли — нужно есть не более 5−6 граммов в сутки. Считается, что если вы не станете искусственно досаливать пищу или будете делать это минимально, то как раз получите свои 5−6 граммов. Любовь к соли — это вид наркомании: постепенно хочется солить все больше и больше.

Попробуйте недосолить пищу — в первые дни вы будете чувствовать себя очень плохо.

— Но ведь некоторые виды животных находят в природе соль и регулярно ее употребляют. Неужели человек с его цивилизованным образом жизни так далеко ушел от природы?

— Я вовсе не говорю, что соль надо исключить из рациона. Наши американские коллеги провели такое исследование. Они снижали потребление соли до 1 грамма в сутки и даже меньше. И зафиксировали повышение риска сердечно-сосудистых катастроф.

Все хорошо в меру, и ограничение соли тоже. То же самое касается и веса.

Плохо и ожирение, и слишком низкая масса тела тоже — у очень худых людей смертность возрастает, но уже не от сердечно-сосудистых, а других заболеваний — в первую очередь от онкологических, а также от болезней желудочно-кишечного тракта.

— Вы выросли в семье знаменитого доктора-кардиолога Евгения Чазова. Почему выбрали то же направление, что и отец? Не боялись, что в тени великого папы не сможете стать такой же великой?

— Я никогда не стремилась быть великой. Но я жила в медицинской среде, родители все время что-то рассказывали о случаях из своей практики. Я видела, как дежурит мама, как приходит уставший папа. Я выросла в этой среде — идти в медицину меня точно никто не принуждал.

Хотя вы правы, было сложно. Папа не готовил мне теплого места, но он помогал глобально — своим примером. Он мужественный человек и очень много пережил — он это описал в своих книгах. Кое-что он до сих пор не может написать — то, что касается последних правителей СССР. Он всегда был крайне честным и порядочным человеком и очень любил своих пациентов. Я рада, что пошла по его стопам.

— Какие-то принципы он вам передал?

— Наверное, тот принцип, который, к сожалению, уходит из медицины — то, что каждый пациент требует к себе особого подхода. И не только как медицинский случай, но и как личность. Папа всегда видел в пациенте личность. А его пациентами были не только генеральные секретари и большие партийные бонзы — он лечил многих людей, которые не были «великими».

Досье

Ирина Чазова окончила I Московский медицинский институт им. Сеченова, обучалась в клинической ординатуре по кардиологии Всесоюзного кардиологического научного центра АМН. Прошла путь от лаборанта отдела заболеваний миокарда и сердечной недостаточности до директора Института клинической кардиологии им. Мясникова.

Доктор медицинских наук, профессор. Впервые в СССР начала заниматься лечением пациентов с очень редким и тяжелым заболеванием — первичной легочной гипертензией. Президент Российского медицинского общества по артериальной гипертонии.

Дочь советского и российского кардиолога академика Евгения Чазова, лечившего партийную элиту, маршалов, композиторов, поэтов и многих других.

… привычке есть за телевизором

— Главное здесь — не увлекаться. Почему опасно перекусывать перед телевизором? Потому что вы смотрите на то, что происходит на экране, и едите машинально, не контролируя количество. Возьмите морковку, брокколи, яблоки — и никакой телевизор не страшен.

… «Макдональдсе»

— Если очень хочется прий­ти в «Макдональдс», то делайте это нечасто. Ешьте гамбургеры не чаще чем раз в месяц, а лучше еще реже. Кроме того, я не знаю, как в наших «Макдональдсах», но в США система фастфуда пошла навстречу борцам за здоровый образ жизни, и в этих ресторанах есть три-четыре вида овощных салатов. Если в России это тоже так — уделяйте больше внимания салатам.

… беге трусцой

— Сердце — тоже мышца, которую надо тренировать. Поэтому двигайтесь больше. Но бег — это достаточно выраженная нагрузка для сердечно-сосудистой системы.

Если у вас есть недиагностированная ишемическая болезнь сердца, он может привести к инфаркту миокарда.

Поэтому перед тем, как заняться регулярным бегом, я бы рекомендовала обследоваться у врачей и посмотреть, нужны ли вам такие нагрузки. Лучше ходить — ходьба более физиологична.

Источник: //altapress.ru/zdorovie/story/glavniy-vneshtatniy-kardiolog-strani-rasskazala-ob-uyazvimosti-muzhchin-i-pravilah-zdorovoy-zhizni-167169

THE CONFUZOR / КОНФУЗОР – Бизнесмены

Чазова ирина евгеньевна главный кардиолог

Дочь «кремлевского врача» приватизирует отечественную кардиологию

Судя по опыту российских приватизаторов, сделать частной лавочкой можно что угодно, включая целые отрасли промышленности. Социальная сфера до недавних пор успешно противостояла эпидемии растаскивания. Правда, надолго такого иммунитета не хватило.

Одной из первых сдалась кардиология, важнейшая отрасль отечественного здравоохранения. Более того, здесь даже появился свой «олигарх», в лице Ирины Евгеньевны Чазовой , руководителя Российского медицинского общества по артериальной гипертонии, и главы отдела системных гипертензий знаменитого Кардиоцентра. А также, дочери главного кардиолога Минздравсоцразвития России Евгения Чазова.

Отдельно взятая отрасль медицины тоже может стать семейным бизнесом. Главное – вовремя ее монополизировать. Врач Ирина Евгеньевна Чазова выяснила это в самом начале рыночных реформ. Дочь «кремлевского доктора» особыми профессиональными успехами не отличалась.

А в новых экономических условиях былые заслуги старшего Чазова перед Политбюро и лично товарищем Брежневым уже не могли обеспечить достойное, по меркам столицы, существование. Зато родная отечественная кардиология сулила блестящие перспективы для обогащения.

Хотя бы, за счет крупных западных фармацевтических компаний, тратящих миллионы для продвижение своих препаратов на новом постсоветским рынке. Понятно, что для установления контроля над отдельно взятой отраслью здравоохранения требовалась специальная структура. В сфере преступности такие объединения называют «бандами».

Представители легального бизнеса предпочитают словосочетание «общественные организации». Правда, суть от этого не меняется. Изначально, созданное Ириной Чазовой Российское медицинское общество по артериальной гипертонии заявило о себе, как о грозной и жестокой силе.

А именно, задействовав административный ресурс и связи папы – академика, доктор Чазова захватила практически все формальные и неформальные командные высоты в кардиологии, дополнив виртуальное «телефонное право» реальными финансовыми ресурсами. С первых дней своего существования, структура под управлением Чазовой взяла курс на создание «естественной лечебной монополии».

А потому, не жалела сил и средств с противниками подобной «приватизации». Впрочем, особых проблем с обретением статуса монополии у «гипертонического общества» не было. Министерство юстиции, взяв под козырек, без промедления зарегистрировало все региональные отделения Российского медицинского общества по артериальной гипертонии.

Да и медицинское сообщество, помня былую славу Евгения Чазова, к дочери престарелого кардиолога, прописывавшего своим пациентам коньяк «для расширения сосудов», относилось с выраженным сочувствием. Конечно, помимо этого рецепта, опробованного сразу на трех поколениях советских генсеков, другие наработки господина Чазова выглядели довольно бледно.

Но и кампания его дочери создавалась не для прорыва в медицинских исследованиях. Конечно, слово «наука» в планах Российского медицинского общества по артериальной гипертонии присутствовало в достаточных количествах. А именно, группа соратников Ирины Чазовой занялось доходным ремеслом организации врачебных школ, и медицинских конференций.

Спонсорами этих важных и дорогостоящих мероприятий выступали крупные фармацевтические компании. Кроме оплаты билетов для иногородних участников, аренды залов, гостиниц, и прочих трат, производители лекарств были вынуждены делать солидные взносы в кассу Российского медицинского общества по артериальной гипертонии. Минимальная сума такого «пожертвования» составляла четверть миллиона рублей.

Причем, отказ всегда приводил к довольно неприятным последствиям. Особо несговорчивым коммерсантам дочь главного кардиолога прямо обещала «вылет из стандартов» и «заваливание клинических испытаний» новых медикаментов. Причем, угрозы эти следовало воспринимать всерьез.

К примеру, рассорившись с Ириной Евгеньевной, свой пост покинули господин Гинтер из компании «Новартис», и Светлана Подплетенная из концерна «Солвей Фарма», ныне поглощенного американским гигантом Abbott. Как сообщают источники в самом кардиологическом обществе, повторить судьбу этих топ-менеджеров может господин Виноградов из компании MSD.

Причем, причина его неприятностей лежит вне финансовой сферы. Спонсируя, от имени своей компании, некий симпозиум, Виноградов неосторожно включил в число его участников господина Мареева и госпожу Кобалаву, двух независимых от дочки Чазова кардиологов. А такого пренебрежения вождь Российского медицинского общества по артериальной гипертонии не прощает никому.

Дело в том, что научные таланты госпожи Чазовой в глазах ее коллег не выглядят очевидными. А потому, она не жалеет сил для защиты своего профессорского авторитета. Страдают от такой «обороны», как правило, люди весьма заслуженные.

К примеру, много шума в профессиональном сообществе наделал личный звонок госпожи Чазовой некому профессору, главному кардиологу одного из регионов, который был приглашен с докладом на одну из конференций. Доктору в повелительном тоне было рекомендовано снять выступление. Дескать, единственный специалист по гипертонии в России – это она сама.

А профессорское звание главного кардиолога региона не дает провинциальному врачу право читать лекции… Такую нетерпимость к чужим научным успехам можно было бы приписать обычной человеческой жадности. Но, к сожалению, Ирина Евгеньевна действительно считает себя великим ученым. А конкретно, единственным в России специалистом по гипертонии и всем прочим сопутствующим заболеваниям.

И жестко пресекает все сомнения в обратном, заполняя своей персоной и без того тесное научное пространство. Исключительное трудолюбие Ирины Евгеньевну уже позволило вписать ее имя в сокровищницу российского врачебного фольклора.

На проходившем в октябре 2010 года в Москве Российском национальном конгрессе кардиологов появился анекдот: – Говорят, Ирине Чазовой подарили кроссовки – Зачем? – Чтобы удобнее было бегать с симпозиума на симпозиум.

Эта шутка больше походила на простую констатацию факта: Ирина Евгеньевна умудрилась за три дня побывать председателем на 15 симпозиумах, в том числе, проходивших в одно и то же время, но в разных помещениях. Число прочитанных лекций, по некоторым данным, достигло 32-х. Такой темп работы, безусловно, весьма утомителен.

Зато, помимо сомнительной славы лектора-многостаночника, Ирина Евгеньевна смогла существенно пополнить семейный бюджет. Как утверждают ее коллеги, за одну лекцию здесь не принято платить меньше тысячи долларов. А доктор Чазова умеет считать деньги. Врач, что бы не говорили сторонники бесплатной медицины, имеет полное право быть богатым.

Но уровень его дохода должен прямо соответствовать степени благополучия пациентов. К сожалению, в российской кардиологии «эпохи Чазовых» наблюдается обратная зависимость. Административные таланты Ирины Евгеньевны входят в явное противоречие с врачебными предписаниями ее же подчиненных. Временами, преуспевающей мадам руководителю все же приходиться вспоминать о своей полузабытой профессии врача.

И каждый обход доктора Чазовой, профессора 5-го отделения Кардиоцентра, становится для его тяжелобольных обитателей настоящим тестом на выживание. Ирина Евгеньевна привыкла к нелицеприятным выволочкам прижимистых спонсоров и своевольных подчиненных, что в разговоре с умирающими от гипертонии людьми высказываем им в глаза все, что думает об их докучливых просьбах.

К примеру, ей ничего не стоит поинтересоваться у 25-летнего парня из Подмосковья, с диагнозом «первичная легочная гипертензия», о наличии у него пятидесяти тысяч евро на лечение. А потом, выслушав растерянное «нет», заявить классическое «мы такие болезни здесь не лечим!».

Конечно, легочная гипертензия, которой страдает один человек из миллиона, считается редчайшим, и практически неизлечимым заболеванием. Но врачи, еще не забывшие клятву Гиппократа, стараются обнадежить таких больных, хотя бы отчасти продлив им жизнь. Чазовой, напротив, ничего не стоит затеять при ординаторах и аспирантах торг с больными, ставкой в котором становиться жизнь человека.

Диалог врача с пациентом при этом строится по накатанному шаблону бесед со спонсорами: «У вас есть 50000 евро? Тогда мы дадим вам препарат Траклир (рыночная стоимость – 180000 рублей за упаковку). Нет – выписывайтесь, нечего нам койку занимать…». Правда, отдельно взятые счастливчики могут задешево, по меркам Кардиоцентра, получить экспериментальный Амбризентан, не прошедший регистрацию в России.

Но, к сожалению, курс лечения всегда оказывается дольше срока очередного испытания, а потому «подопытный» больной так же оказывается на улице, как и все прочие неимущие пациенты. Выписка грозит каждому, кто не может осилить заявленные доктором суммы. А потому, некоторые предпочитают суицид: так, попытался «выйти в окно» парень с первичной легочной гипертензией.

Критиковать стиль и методы доктора Чазовой сегодня рискуют только представители Всероссийского научного общества кардиологов, авторитетной и независимой от семьи Чазовых научной организации. Правда, эта организация совсем недавно чуть было не поплатился за свою несговорчивость.

Совместная и скоординированная атака Чазова, Чазовой и «чазовцев» напоминала рейдерский захват: «организованная группа кардиологов» попыталась поставить на пост президента ВНОК Юрия Карпова, весьма посредственного специалиста и абсолютно управляемого администратора, ныне занимающего должность директора НИИ им. Мясникова. Отбить атаку помогло российское научное сообщество.

Ученые, вне стен своих лабораторий, страдают от тех же заболеваний, что и менее образованные сограждане. А потому, в случае открывшейся гипертонии, желают иметь альтернативу положению подопытных пациентов чазовского Кардиоцентра.

Говорят, что в самом начале триумфального восхождения Ирины Чазовой к административным вершинам российской кардиологии многие ее коллеги пытались жаловаться на мадам ее отцу. Но просьбы приструнить зарвавшееся дитя всякий раз встречали ледяное непонимание. С тех пор ничего не изменилось. Главный кардиолог страны, прочно окопавшийся в российской элите, которая пришла на смену элиты советской, стал таким же подчиненным госпожи Чазовой. Евгений Чазов дрожащими руками и несвязной речью в последнее время все больше напоминает своего бывшего сиятельного пациента, «дорогого Леонида Ильича Брежнева». Тем не менее, за внешней уступчивостью ясно проглядывает точный расчет. Ведущий кардиолог СССР еще не утратил своей административной хватки. Только сейчас она направлена на банальный «распил» многомиллионных сумм. Так, бывших врач Брежнева не моргнув глазом подписал инвестиционное соглашение, в соответствии с которым большой участок территории кардиоцентра будет застроен элитными квартирами. А недавний скандал, в ходе которого дочь-профессор прилюдно кричала на отца-академика, парадоксальным образом закончился строительством та территории Кардиоцентра совершенно неуместного здесь асфальтобетонного завода…

Большие деньги любят тишину. Только в Кардиоцентре она все больше напоминает кладбищенскую. Редко появляясь на официальных трибунах, академик Чазов всякий раз говорит о небывалом снижении смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. И тонко, несмотря на дефект речи, намекает на собственные заслуги в этом лечебно-профилактическом триумфе. Статистика, а вслед за ней и государственные власти, утверждают обратное. По факту, уровень рождаемости в нашей стране примерно тот же, что и в Европе. А демографической катастрофой мы обязаны ранним инсультам да инфарктам, о которых гибнут еще нестарые россияне. К сожалению, главное кардиологическое семейство ей совершенно не интересуется. Научная вольница мешает манипулировать финансовыми потоками. В свое время Евгений Чазов «подсадил» генсека Брежнева на успокоительные таблетки. Сегодня «кремлевский доктор» произвел подобный эксперимент над всей системой здравоохранения. Ведь для того, чтобы пациент был послушен и щедр, его надо оглушить наркозом успокоительных отчетов…

Шарыго будет сидеть до посинения в СИЗОТАЛГАТ БАРЕЕВСын крупного московского бизнесмена Константина Шарыго, Александр, продолжит сидеть в СИЗО. Тверской суд Москвы 25 августа до 23 октября продлил срок его содержания под стражей. Александра Шарыго обвиняют в “изнасиловании” модели Анны Лисовской (в миру – элитной проститутки Анны Медведковой) и за решеткой он находится уже с 10 января. Дальше…»

Калининград снова в центре вниманияПАША ВЕЛИЕВОтносительно Калининграда. Количество сообщений из региона и вокруг него явно превысило некий порог и перешло в новое качество. Последним штрихом, пожалуй, нужно назвать намерение Финляндии вступить в НАТО – причем стремительное и явно вынужденное. Кремль почти ежедневно предупреждает, заклинает и делает вид, что ему пофиг. Тем не менее, ничего предотвратить уже не в состоянии. Дальше…»

Почему Шойгу репрессировал Балтфлот?МАКСИМ КАБЛУКОВПоследние новости с Балтики вызывают в памяти классические публикации журнала «Огонек» времен перестройки – тоталитарный диктатор десятками репрессирует цвет отечественного офицерства и генеральства. Вместо грузина Сталина теперь тувинец Шойгу, а вместо полководцев – флотоводцы. А так – все почти слово в слово. Дальше…»

Индексаций не будетАЛЕКСЕЙ РОЩИНДмитрий Медведев, глава, между прочим, нашей «партии власти», сегодня в очередной раз заявил, что никакой больше индексации пенсий в этом году не будет. Речь и так шла о каких-то ничтожных 4%, но наш предводитель «дворянства» из «Единой России» однозначно отрезал (и это транслировали во всех телевизионных выпусках новостей): индексация невозможна. «Может быть, в следующем году…» Дальше…»

Собянин копает еще глубжеАЛЕКСЕЙ РОЩИНСМИ переполнены стенаниями инфантильных москвичей по поводу “перекопанной Тверской”. Опять на “оленевода” сыплются проклятия – как он мог, зачем такие активные земляные работы, “где же нам теперь ходить” и прочие детские причитания. Самые умные, хитро и всепонимающе прищурив глаз, смотрят в корень: ага, говорят они, мы все понимаем! Дальше…»

Источник: //confuz.ru/index/businessmen.html?p2_articleid=932

Кардиолог Ирина Чазова: люди должны относиться к своему здоровью ответственно

Чазова ирина евгеньевна главный кардиолог

Как мы уже сообщали, в Ставрополе в рамках национального проекта «Ваше здоровье – будущее России» прошла конференция медицинских работников, на которой специалисты обсудили вопросы, касающиеся профилактики сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ).

1″, “wrapAround”: true, “fullscreen”: true, “imagesLoaded”: true, “lazyLoad”: true }>

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

© Эдуард КОРНИЕНКО

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

© Эдуард КОРНИЕНКО

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

© Эдуард КОРНИЕНКО

Об актуальности темы спорить не приходится. Сегодня заболевания сердца и сосудов в России остаются наиболее «популярными» причинами смертности. Только вдумайтесь: в год умирает 1 миллион 300 тысяч человек. И не случайно 2015-й в стране объявлен Годом борьбы с ССЗ.

Об этом и многом другом мы беседуем с участницей конференции директором Института клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова, президентом Российского медицинского общества по артериальной гипертонии, главным внештатным кардиологом Министерства здравоохранения России профессором Ириной Чазовой.

– Ирина Евгеньевна, можно ли говорить, что Год борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями позволил привлечь большое внимание к проблеме?

– Данная инициатива была своевременной и чрезвычайно важной. Отрадно, что руководство нашей страны решило ускорить позитивные процессы, наметившиеся в течение последних лет. Снижение смертности, которое мы наблюдаем в этом году, – подтверждение того, что были сделаны правильные шаги.

В настоящее время в здравоохранении проводится большая работа: осуществляется постоянный мониторинг ситуации во всех территориях, разработана целая программа, связанная с борьбой с ССЗ. Причем большие полномочия и колоссальная ответственность за исполнение инициатив легли на плечи губернаторов.

Я мечтаю, чтобы этот год не превратился в скороспелую кампанию, потому что те меры, которые позволили снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, нужно поддерживать и далее. И, наверное, нужен не год борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а целый век…

– Несмотря на позитивные тенденции, можно ли называть ситуацию с ССЗ критичной?

– Россия не уникальна в том, что здесь болезни сердца и сосудов в числе причин смертности населения. Если говорить языком статистики, то среди общей смертности они составляют 57%. Такого высокого показателя нет ни в одной развитой стране мира. Наибольшая доля приходится на ишемическую болезнь сердца и артериальную гипертонию с ее осложнениями – инфарктами миокарда и инсультами.

– Когда у человека возникают проблемы со здоровьем?

– Причинами возникновения сердечно-сосудистых заболеваний могут стать неправильное питание, гиподинамия, повышение артериального давления, увеличение уровня глюкозы и холестерина в крови, излишний вес и ожирение. Это так называемые факторы риска. Поэтому мы постоянно говорим о необходимости ранней диагностики сердечно-сосудистых заболеваний.

– Как часто нужно посещать врачей, чтобы выявить вовремя болезнь и избежать тяжелых последствий?

– Если человек здоров, то как минимум раз в год, особенно после 40 лет, необходимо проходить диспансеризацию.

Мы говорим о сердечно-сосудистых заболеваниях и совсем забываем о сахарном диабете, а ведь эта группа населения тоже имеет высокий риск сердечно-сосудистых осложнений.

Как и в кардиологии, в эндокринологии пациенты годами могут не знать о своей проблеме. Такие симптомы, как жажда, увеличение или уменьшение веса, повышенное мочеиспускание, должны настораживать.

– Ирина Евгеньевна, какой вы видите кардиологию будущего?

– Я считаю, что кардиологию нужно развивать в трех направлениях – это профилактика первичная, когда принимаются меры по предотвращению заболеваний у здоровых людей. Нужна комплексная программа, чтобы с раннего возраста формировать у человека правильное представление о здоровом образе жизни. Должна быть определенная культура здоровья.

Второе – помощь больным: если пациент заболел, необходимо сделать так, чтобы диспансерная помощь, лекарства были ему доступны. Кстати, сегодня в Министерстве здравоохранения РФ разрабатываются программы, которые позволят частично компенсировать затраты на лекарственное обеспечение тяжелых пациентов.

Это очень важно, приверженность к терапии лекарственными средствами зависит от возможности пациента купить тот или иной препарат. Третья область кардиологии, которую необходимо развивать, связана с повышением доступности высоких технологий.

Конечно, в идеале хочется, чтобы хирургические методы применялись как можно реже, а пациентов можно было вылечивать на более ранних стадиях, без использования кардинальных мер.

– Вы описали идеальную картину… Может ли она стать реальностью?

– Трудно сказать. Но все составляющие у нас есть, нужно только очень захотеть. Если говорить о кардиологии, то она давно основывается на рекомендациях не только национальных, но и международных. Сегодня в России врачи могут делать практически все кардиохирургические операции не хуже, чем наши зарубежные коллеги, они быстро подхватывают передовой зарубежный опыт и внедряют в свою практику.

Очень важна в работе кардио-логической да и вообще любой службы поддержка властных структур. Я бываю во многих регионах России, там, где власть неравнодушна, заботится о здоровье граждан, там все получается. Всегда можно найти возможность и дополнительного финансирования, перераспределить денежные потоки именно с учетом потребностей здравоохранения.

– Сложно ли регионам достигать положительных показателей в лечении сердечно-сосудистых заболеваний? Отдаленность от столицы сказывается на уровне лечения пациентов?

– Все больницы очень разные, но многие могут похвастаться хорошей материально-технической базой. Уже нет тех ужасных учреждений, которые мы видели десять лет назад.

Если же говорить о качестве лечения пациентов, о возможностях врачей, то отдаленность от столицы не имеет никакого значения. Сегодня, в век высоких технологий, информация доступна всем.

И, кстати, по показателям Москва отстает от многих регионов – там смертность от ССЗ снижается умеренно.

– Не так давно в России прошла модернизация здравоохранения. Как вы считаете, насколько она улучшила «самочувствие» отрасли?

– Модернизация была необходима, благодаря дополнительному финансированию удалось обеспечить лечебные учреждения по стране современным оборудованием, внедрить новые технологии по диагностике и лечению пациентов.

К сожалению, мы по-прежнему отстаем от развитых стран Европы по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи. И хотя за последние годы число малоинвазивных операций увеличилось, говорить о том, что их достаточно, рано.

Но я верю, что постепенно, даже несмотря на экономический кризис, мы будем наращивать объемы.

– В российском здравоохранении много нерешенных задач. Одна из них – кадровая. Постоянно от чиновников мы слышим: в лечебных учреждениях не хватает тех или иных специалистов, и есть мнение, что необходимо возрождать целевое направление…

– К сожалению, в кардиологии тоже ощутима нехватка специалистов. Конечно, эту проблему необходимо решать, но не переводить в бездумный процесс – нельзя забывать о качестве подготовки врачей, об условиях, которые заслуживает специалист.

Врачи должны быть мотивированы, получать достойную плату и не работать за двоих. Если бы была моя воля, я бы вообще запретила совместительство в медицине.

Работа врача требует больших эмоциональных и физических нагрузок, страдает дело, и в конечном итоге жизнь и здоровье пациентов находятся под угрозой.

Несколько лет назад в Министерстве здравоохранения РФ я тоже предлагала обратить внимание на «целевиков». Все-таки бесплатное образование – это наше завоевание, и такой привилегией нужно правильно пользоваться, к тому же начинающему специалисту будет полезно поработать в самой гуще событий. Я тоже начинала врачевать в районной больнице Тульской области.

– Большую дискуссию вызывают и стандарты оказания медицинской помощи. Я знаю, что не все медицинские работники довольны введенными правилами. А как вы относитесь к такой инициативе?

– Надо сказать, что стандарты – идея хорошая. Они позволяют пациенту с полисом ОМС получить гарантированный перечень диагностических и лечебных процедур.

Но, с другой стороны, если для среднего звена здравоохранения эти стандарты хороши, то для серьезных клиник бедноваты. Очень хотелось бы, чтобы стандарты для лечебных учреждений разного уровня отличались.

Например, в Институт клинической кардиологии, который я возглавляю, стекаются сложные больные, и стандарты ограничивают врачей в оказании помощи.

– Ирина Евгеньевна, сейчас по телевизору транслируют много программ о здоровье. Насколько они полезны зрителям и могут ли такие советы помочь?

– Единственная передача, которая вызывала у меня ужас, – это «Малахов плюс». Когда я случайно включила телевизор и увидела, как ведущий советует навсегда вылечиться от артериальной гипертонии, смешав определенный набор трав, стало страшно.

Я представила, что многие доверчивые домохозяйки, пожилые люди сейчас бросят принимать те препараты, которые им подобрали врачи. В итоге получат осложнения в виде инфарктов и инсультов. Передачи о здоровье должны вести профессионалы.

А еще расстраивает, что не транслируют социальную рекламу, которую можно было бы пускать между рекламными блоками о чипсах, шоколаде, пиве и других вредных продуктах.

Лусине ВАРДАНЯН

Источник: //stapravda.ru/20151030/kardiolog_irina_chazova_lyudi_dolzhny_otnositsya_k_svoemu_zdorov_89077.html

Кардиолог Ирина Чазова: «Не надо оздоравливаться через силу!» | Чазова Ирина Евгеньевна

Чазова ирина евгеньевна главный кардиолог

Сен 26

Почему, несмотря на успехи в диагностике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний, они по-прежнему остаются у нас в стране главной причиной ухода из жизни? Об этом и многом другом мы беседуем с главным внештатным специалистом-кардиологом Минздрава РФ, директором Российского кардиологического научно-производственного комплекса, членом-корреспондентом РАН, доктором медицинских наук, профессором Ириной Чазовой.

Татьяна Гурьянова, «АиФ. Здоровье»: Ирина Евгеньевна, какова сегодня структура заболеваемости сердечно-сосудистой патологией у нас в стране?

Ирина Чазова: На первом месте – артериальная гипертония (ею страдают 39,9% кардиологических больных), затем идёт ишемическая болезнь сердца (23%), болезни сосудов мозга (21,6%) и другие заболевания (кардиомиопатии, сложные аритмии, лёгочная гипертензия) – на их долю приходится 15,5% заболевших.

Если же посмотреть на структуру причин смертности, картина будет совершенно другая. На первое место здесь выходит ишемическая болезнь сердца (на неё приходится 53% смертей), на инфаркт миокарда – 13%, на заболевания сосудов мозга – 31%, а на гипертоническую болезнь – 2%.

– А кто чаще всего болеет и умирает – пожилые?

– Чаще всего, да. Однако в блоке интенсивной терапии нашего кардиоцентра мы нередко видим и совсем молодых пациентов – мужчин в возрасте 30 лет, которые занимаются спортом, правильно питаются, но всё равно заболевают. Причём весьма тяжело.

– С чем это связано?

– Думаю, одна из ключевых причин – наследственный фактор. В част­ности, это может быть связано с нарушениями в свёртывающей системе крови. Нам достоверно известно, что существуют генетические механизмы, которые ведут к образованию тромбов и даже жизнеугрожающим нарушениям ритма. И нам предстоит ещё анализировать полученный материал.

– Многие ваши коллеги высоко оценили сосудистую программу, благодаря которой у нас в стране появились первичные сосудистые отделения и крупные сосудистые центры. А на ваш взгляд, результаты от этих усилий есть?

– Есть. Доказательство тому – снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний за последние пять лет. Я много езжу по стране, и то, что я вижу, меня радует.

– Кто в передовиках?

– Помимо Москвы и Санкт-Петербурга, это Татарстан, Красноярский край, Омская, Нижегородская, Оренбургская, Ярославская, Калужская, Астраханская области, Краснодарский край.

Не могу не сказать и о Еврейской автономной области.

Раньше в этом регионе была большая проблема с кадрами, с организацией лечебной помощи, но с приходом нового руководства региона и там постепенно выравнивается ситуация.

– Как и многие другие медицинские службы, система кар­диологической помощи в последнее время претерпела серьёзную ре­организацию. Не стала ли она после этого менее доступной?

– Нет. Одно время у нас в стране хотели отменить квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь и перевести всю её в систему ОМС, но в нынешней сложной экономической ситуации это решили отложить.

В то же время некоторые процедуры (такие как установка несложных кардиостимуляторов, чрескожные вмешательства при остром коронарном синдроме, при нестабильной ИБС и т. д.) теперь не требуют квоты.

Их можно получить тогда, когда это необходимо, в рамках ОМС.

– В последние годы что-то новое в диагностике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний появилось?

– Вынуждена вас разочаровать. В последние годы ничего, переворачивающего наши представления о диагностике и лечении сердечно-сосудистых заболеваний, не произошло. Идёт процесс накопления знаний и умений.

Поверьте, если бы все пациенты, к примеру, с артериальной гипертонией, правильно лечились теми препаратами, которые у нас уже есть, мы могли бы контролировать артериальное давление на целевых уровнях как минимум у 90% больных.

– Что же этому мешает: лень пациентов или недостаточная квалификация врачей?

– И то и другое. Кстати, сейчас в Минздраве идёт большая работа по изменению системы последипломного образования врачей.

Не только кардиологов, но и врачей другого профиля – терапевтов, к которым в первую очередь и обращаются пациенты с артериальной гипертонией, ишемической болезнью сердца.

  Хотя, конечно, необходима и система мотивации врачей. Нужно материально поддерживать тех из них, кто активно занимается самообразованием.

– Ну а наша газета активно занимается образованием наших читателей. Что, как главный кардиолог, вы можете им пожелать?

– Меньше есть и больше двигаться, не переживать по пустякам. А ещё я бы посоветовала не делать из здорового образа жизни фетиша. Не надо оздоравливаться через силу! И даже если у вас повышено артериальное давление, а вы, к примеру, хотите съесть кусочек селёдки, раз в неделю вы вполне можете себе это позволить. Главное – соблюдать чувство меры.

Памятка кардиобольным

Профессор Ирина Чазова рекомендует:

Не бросайте приём прописанных вам лекарств, даже если ваше состояние улучшилось. Сердечно-сосудистые заболевания не лечатся курсом, препараты нужно принимать постоянно.

Регулярно контролируйте артериальное давление, а если у вас ишемическая болезнь сердца – показатели липидного обмена.

Контролируйте своё состояние при приёме лекарств. Так, при приёме статинов нужно следить за показателями функции печени, а при приёме антикоагулянтов – за показателями свёртывающей системы крови и состоянием желудочно-кишечного тракта.

Источник: //chazova.com/inrerview/

Мудрый Медик
Добавить комментарий