Чазова ирина евгеньевна википедия

Острая душевная недостаточность. // Главный кардиолог Минздравсоцразвития Евгений Чазов и его дочь И

Чазова ирина евгеньевна википедия

Запись опубликована КОМПРОМАТ.Вы можете оставить комментарии здесь или тут

превратили отечественную кардиологию в доходный семейный бизнес.

Главный кардиолог Минздравсоцразвития Евгений Чазов и его дочь Ирина превратили отечественную кардиологию в доходный семейный бизнес

Компроматы.ру. по материалам

© ИА InterRight, 22.12.2010, takzdorovo.ru, «РМС-Экспо»

Острая душевная недостаточность

Александр Седунов

Евгений Чазов

Ежегодно в России от болезней сердца умирает более 650 тысяч человек. При этом болезнь помолодела и от нее уже умирают люди в возрасте 25-35 лет. Это является следствием развала системы российской кардиологии. Одной из ее причин эксперты называют то, что два поколения врачей Чазовых превратили отечественную кардиологию в доходный семейный бизнес.

Есть недуги, перед которыми медицина бессильна. Трудно, к примеру, вылечить болезненную жадность. И уж совсем не поддается никакой терапии застарелая нечестность. Хуже всего, если такого рода душевная патология поражает врачей.

Причем не просто врачей, а первых лиц российской кардиологии — главного кардиолога Минздравсоцразвития России, директора ФГУ РК НПК, знаменитого Кардиоцентра, Евгения Ивановича Чазова и его дочь — руководителя отдела системных гипертензий того же Центра Ирину Евгеньевну Чазову.

Больных тяжелой гипертонией всегда предупреждают о нежелательности любых волнений. Действительно, даже незначительный стресс может оказаться для них роковым. Пациенты Кардиоцентра знают об этом не понаслышке.

Источником тяжелых душевных переживаний, связанных с ними осложнений, для пациентов стали профессорские обходы Ирины Евгеньевны Чазовой.

Госпожа Чазова, руководитель одного из многочисленных отделов Кардиоцентра, давно превратилась в «серого кардинала» и правит клиникой, прикрываясь именем и регалиями отца, академика РАН и РАМН, профессора, доктора медицинских наук, бывшего депутата и государственного деятеля.

Системный подход к проблеме гонораров

Будущее принадлежит бизнесу. Сделать стабильным источником рыночного дохода можно любую специальность, при условии ее монополизации. Ирина Евгеньевна Чазова, дочь знаменитого кремлевского кардиолога, поняла это еще на излете советского застоя.

Ведь папа-академик, с его некогда всесильными, но стремительно стареющими пациентами, был не вечен. А жить на одну зарплату, после роскошных спецраспределителей эпохи брежневского застоя, госпоже Чазовой не хотелось.

Выход был один — любыми средствами стать единоличной примой российской кардиологии, диктующей условия фармацевтическим компаниям, готовым расходовать огромные средства на продвижение своих лекарств.

Тот факт, что в сложившемся на рубеже веков сообществе российских кардиологов было много ярких личностей, а сама Ирина Евгеньевна особыми талантами никогда не блистала, ее, конечно, не остановил.

Ирина Чазова

Используя административный и властный ресурс своего отца, госпожа Чазова стала последовательно расправляться с заслуженными, но слишком доверчивыми коллегами. Дочь врачебного светилы, вместо утомительного покорения профессиональных высот в уже сложившейся иерархии отечественных кардиологов, оперативно создала Российское медицинское общество по артериальной гипертонии и стала его президентом.

А потом, благодаря связям отца, подтянула к нему финансовые и прочие ресурсы. С первого дня своего создания новая структура претендовала на статус «естественной врачебной монополии».

Проблем с регистрацией в Минюсте необходимого количества региональных отделений не было: на местах врачи прекрасно помнили Чазова, как «особу, приближенную к государю», а потому с легкостью пошли навстречу его энергичной дочери.

Да и новаторские приемы кремлевского кардиолога, разрешавшего своим пациентам «для расширения сосудов» запретные ранее «50 грамм», разделяли и поддерживали многие его провинциальные коллеги. Вскоре, правда, выяснилось, что дальше этого рецепта, опробованного сразу на трех поколениях советских генсеков, исследовательская дерзость нового кардиологического гуру идти не собиралась.

Как оказалось, Российское медицинское общество по артериальной гипертонии было создано не только и не столько ради науки. В области бизнеса новая структура сразу же проявила свою исключительную эффективность.

Под жестким и единовластным руководством Ирины Евгеньевны Чазовой, созданное ею медицинское общество поставило на поток проведение профессиональных врачебных школ, конференций и симпозиумов на деньги ведущих производителей лекарственных препаратов. Причем фармфирмам помимо реальных расходов на проведение мероприятий (аренду зала, оргтехники и пр.

), каждый раз приходится делать «добровольный» взнос в пользу Российского медицинского общества по артериальной гипертонии, размер которого составляет 250 000 (!) рублей. Отказы не принимаются: в противном случае фармацевты имеют все шансы получить массу неприятностей на официальном уровне. Благо рычаги у Ирины Евгеньевны есть.

Странные отношения с фармфирмами являются формой завуалированного вымогательства.

При несогласии с выплатой спонсорских взносов дочь кремлевского эскулапа прямо сообщает руководителям фармацевтических компаний о риске исключения их препаратов из государственных «стандартов лечения кардиологических больных», в принятии которых решающее слово остается за главным кардиологом Минздравсоцразвития — академиком Чазовым. В случае несговорчивости фармфирмы Ирина Евгеньевна во время своих многочисленных выступлений рассказывает врачам о том, что препараты данной фармкомпании не лучшим образом проявили себя при клинических испытаниях и потому их назначение больным нежелательно.

Госпожа Чазова не только вынуждает фармкомпании спонсировать Российское медицинское общество по артериальной гипертонии и некоторых его лидеров, но и в ультимативной форме диктует с какими видными специалистами по проблеме артериальной гипертонии фирмам следует сотрудничать, а с какими нет.

Составлен и разослан фармфирмам даже список «желательных» (подконтрольных Чазовой) и нежелательных (независимых от Чазовой) лидеров.

В единичных случаях топ-менеджеры компаний нарушают табу и приглашают на свои симпозиумы независимых от Чазовой видных кардиологов, например Жанну Кобалаву, Вячеслава Мареева, или — не дай Бог — основателя конкурирующей (правда, в отличие от РМОАГ, признанной на международном уровне) Антигипертензивной лиги, директора питерского НИИ сердца, крови и эндокринологии им.

Алмазова Евгения Шляхто, чьи огромные успехи в борьбе за здоровье нации в ходе своего визита в НИИ высоко оценил председатель правительства России Владимир Путин. «Роковую» ошибку с этим центром допустила компания MSD.

Но это скорее исключение из правил, впрочем, карьера ответственного за «произвол» менеджера американской компании с русской фамилией Виноградов, как говорят, все еще висит на волоске.

Все знают, что за размолвку с Чазовой топ-менеджеры компаний могут поплатиться своим местом (список руководителей кардиологических направлений фармацевтических компаний, поплатившихся своей работой за размолвку с Ириной Чазовой, не так давно пополнили господин Гинтер из компании «Новартис», и Светлана Подплетенная из концерна «Солвей Фарма», ныне поглощенного американским гигантом Abbott). Дело в том, что на вызвавших ее неудовольствие менеджеров госпожа Чазова не гнушается пожаловаться в письменной форме в головной офис компании, а так как такие письма подписывает сам главный кардиолог — академик Чазов, вслед за письмом нередко следует отставка.

Создается впечатление, что госпожа Чазова пытается заполнить своей персоной и поставить под свой контроль все научное пространство. Исключительное «трудолюбие» Ирины Евгеньевны уже вписало ее имя в сокровищницу российского врачебного фольклора. На проходившем в октябре 2010 года в Москве Российском национальном конгрессе кардиологов появился анекдот:

— Говорят, Ирине Евгеньевне подарили кроссовки.

— Зачем?

— Чтобы удобнее было бегать с симпозиума на симпозиум.

Действительно, за три дня работы конгресса госпожа Чазова умудрилась стать председателем на 15 научных симпозиумах, в том числе, проходивших в одно и то же время, но в разных помещениях, а также прочитать 15 докладов.

Хотя любой профессор вам скажет, что подготовить и представить на должном научном уровне более 4-5 докладов практически невозможно. Но у госпожи Чазовой другие приоритеты. Сомнительная слава лектора-многостаночника не помешала существенно пополнить семейный бюджет.

Как утверждают знающие закулисную кухню люди, за один доклад или председательствование на симпозиуме Чазовой платят не меньше тысячи долларов. Так что доктор Чазова умеет считать деньги. А российская кардиология шаг за шагом становится заложницей отдельно взятой врачебной семьи.

А еще — бизнесом, который приносит этой семье стабильно высокий доход.

Пациент платит жизнью

Врач, что бы не говорили сторонники бесплатной медицины, имеет полное право быть богатым. Но уровень его дохода должен прямо соответствовать степени благополучия его пациентов. К сожалению, в российской кардиологии «эпохи Чазовых» наблюдается обратная зависимость. Время от времени преуспевающей бизнес-леди Ирине Чазовой все же приходиться исполнять врачебные обязанности.

К сожалению, каждый обход профессора 5-го отделения Кардиоцентра Чазовой становится для тяжелобольных пациентов настоящим тестом на выживание.

Ирина Евгеньевна, привыкшая делать нелицеприятные выволочки всем: от спонсоров до подчиненных, не выбирает слова и в разговоре с умирающими людьми — пациентами с легочной гипертензией, высказывая им в глаза все, что думает об их докучливых просьбах.

Конечно, легочная гипертензия, которой страдает один человек из миллиона, считается редчайшим, и практически неизлечимым заболеванием. Но врачи, еще не забывшие клятву Гиппократа, стараются обнадежить таких больных, хотя бы отчасти продлив им жизнь.

Чазовой, напротив, ничего не стоит затеять при ординаторах и аспирантах торг с больными, ставкой в котором становиться жизнь человека. Диалог Чазовой с пациентом при этом строится по накатанному шаблону бесед со спонсорами: «У вас есть 50 000 евро? Тогда можете принимать препарат траклир (рыночная стоимость — 180 000 рублей за упаковку).

Нет — выписывайтесь, нечего нам койку занимать…». Узнав от доктора Чазовой страшную правду, некоторые пациенты предпочитают сами уйти из жизни. Так недавно попытался «выйти в окно» 25-летний парень из Подмосковья с первичной легочной гипертензией. Кажется, того пациента все же смогли удержать от последнего шага его же соседи по палате.

Спасти остальных пациентов Кардиоцентра, попавших под горячую руку дочки академика Чазова, не могут даже штатные профессора клиники. Несогласие с Чазовой карается преследованием коллеги-бунтовщика.

Совеcть врачебной династии

Говорят, что многие коллеги пытались жаловаться на Ирину Евгеньевну Чазову ее отцу. Но просьбы урезонить зарвавшееся дитя всякий раз встречают ледяное непонимание.

Возможно, главный кардиолог страны стал таким же подчиненным госпожи Чазовой, как и прочие безгласные специалисты Российского медицинского общества по артериальной гипертонии. Покладистость престарелого академика, конечно, можно было бы объяснить грузом прожитых лет и пошатнувшимся здоровьем.

Бесспорно, Евгений Иванович Чазов дрожащими руками и несвязной речью в последнее время все больше напоминает своего бывшего сиятельного пациента, «дорогого Леонида Ильича Брежнева». Тем не менее Чазов еще не утратил своей административной хватки.

Только сейчас она направлена на банальный, далекий от кардиологии, российский «распилочный» бизнес.

К примеру, за разговорами о немощи и скорой отставке главного кардиолога почти никто не заметил утвержденное им странное инвестиционное соглашение, по которому коммерческая компания застроит огромную территорию в лесу, принадлежащем Кардиоцентру, элитными квартирами, в обмен на скромную гостиницу для пациентов. А недавний скандал, в ходе которого дочь-профессор прилюдно кричала на отца-академика, парадоксальным образом закончился строительством на территории Кардиоцентра совершенно неуместного здесь асфальтобетонного завода…

Большие деньги любят тишину. Только в Кардиоцентре она все больше напоминает кладбищенскую. Редко появляясь на официальных трибунах, академик Чазов в последнее время говорит о снижении смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. И тонко намекает на собственные заслуги в этом лечебно-профилактическом триумфе. Статистика, а вслед за ней и государственные власти, утверждают обратное.

По факту, уровень рождаемости в нашей стране примерно тот же, что и в Европе. А демографической катастрофой мы обязаны ранним инсультам да инфарктам, от которых гибнут еще нестарые россияне. И в первую очередь для исправления ситуации нужна консолидация всех специалистов, здоровая научная конкуренция, основанная на открытой дискуссии.

Но, к сожалению, главное кардиологическое семейство страны в ней совершенно не заинтересовано. Академическая вольница вредит эффективному управлению финансовыми потоками. Для того, чтобы пациент был послушен и щедр, его надо оглушить наркозом успокоительных отчетов.

Как это в свое время сделал Евгений Чазов с покойным главой советского государства, «подсадив» того, по выражению племянницы генсека Любови Брежневой, на сильнодействующие транквилизаторы.

Источник: //kompromati.livejournal.com/2904910.html

Академик Чазов: биография, фото и интересные факты

Чазова ирина евгеньевна википедия

Академик Чазов Евгений Иванович – один из выдающихся кардиологов современности.

Он внес весомую лепту в изучение заболеваний сердца, сделал несколько открытий, продемонстрировал недюжинный административный талант на посту министра здравоохранения.

Он выпустил несколько фундаментальных медицинских трудов и написал книги воспоминаний о своей работе в четвертом управлении Кремля, где лечил весь политический и светский истеблишмент.

Родители и детство

Академик Чазов Евгений Иванович родился 10 июня 1928 года в городе Горьком (сейчас – Нижний Новгород). По отцовской и материнской линиям род Чазовых относится к крестьянам и рабочим.

Мать родилась в многодетной семье, где была двенадцатым ребенком. В годы Гражданской войны все ее братья ушли в партизанские красные отряды, а ее, комсомолку, арестовали колчаковцы.

Наступление Красной Армии для пленных означало только расстрел, но ей удалось скрыться в лесах, где ее выходили местные лесники.

После выздоровления она присоединилась к партизанскому отряду, где познакомилась со своим мужем. В 1928 году в семье родился сын Евгений. После установления советской власти, почти в 30-летнем возрасте она окончила медицинский институт.

В годы Великой Отечественной войны стала военным врачом. В этот период сын Евгений был отправлен в эвакуацию на Урал, где проживал у родственников. В 1944 году вся семья переезжает в Киев.

Мать получает работу ассистента в Киевском медицинском институте.

Юность и начало деятельности

Академик Евгений Чазов в Киеве окончил медицинский институт с отличием и был рекомендован в аспирантуру, но получать дальнейшее образование помешала неукраинская фамилия. Для дальнейшей деятельности была выбрана Москва, где ему удалось поступить в ординатуру кафедры госпитальной терапии 1-го Медицинского института, которой руководил академик А. Л. Мясников.

Через три года будущий академик Чазов защитил кандидатскую диссертацию. Работа была оценена по достоинству и молодой специалист получил предложение работать в Кремлевской больнице. В этот же период его учитель А. Л.

Мясников занимался реорганизацией работы Института терапии, куда в 1958 пригласил своего талантливого ученика в качестве старшего научного сотрудника, а позднее и заместителя.

Через год Евгений Иванович в стенах института организовал отделение интенсивной терапии для наблюдения и лечения пациентов с инфарктами, а также им была основана служба врачебной догоспитальной помощи, начала формирование система реабилитации.

В этот период академик Чазов ведет активную исследовательскую деятельность, некоторые его материалы приобретают широкую известность в мировой медицине.

Так, высоко были оценены его работы по тромболитической терапии, в ходе которых появились новые препараты. С 1960 года он ввел их в использование для лечения и профилактики инфаркта миокарда.

В 1963 году Евгений Чазов защитил докторскую диссертацию, через три года получил звание профессора.

На службе в Академии наук

После смерти академика Мясникова Чазова назначили исполняющим обязанности директора Института терапии, ему было всего 36 лет.

В Академии медицинских наук считали, что непозволительно назначать такого молодого человека на высшую руководящую должность академического института.

Тем не менее назначение произошло, а в 1967 году медицинское учреждение было реорганизовано в Институт кардиологии им. Мясникова.

В 1967 году академик Чазов инициировал создание Всесоюзного кардиологического центра, который действует и сегодня. В медицинском центре сосредоточены передовые методы лечения, применяются последние технические разработки в области кардиохирургии. Центр начал функционировать в 1982 году и Евгений Иванович является его бессменным директором.

В 1968 году академик Евгений Чазов был назначен заместителем министра здравоохранения Советского Союза, при этом он не покинул пост заведующего отделением в Институте кардиологии.

Четвертое отделение

С 1967 года и на протяжении 20 лет академик Чазов работал начальником IV Главного управления при Минздраве СССР, прозванного в народе «Кремлевской больницей». По словам Евгения Ивановича, это назначение он получил от Л. И. Брежнева.

Пожалуй, это был один из поворотных моментов в жизни кардиолога, и не обошлось без курьезов. Оформление на новую должность происходило в спешке, почти за один день. Выписать пропуск в режимный объект, каким являлась Кремлевка, не успели.

Придя в первый день на работу, Евгений Павлович столкнулся с тем, что его долго не пропускали, пока не получили разрешения от начальника охраны.

По требованию академика Чазова в больнице начали лечить не только политическую элиту, но и именитых граждан страны – писателей, музыкантов, героев труда и других граждан. Он хотел создать отделение, на работу которого будет опираться система здравоохранения, а полученный опыт распространяться по всей стране.

Деятельность 4-го управления охватывала заботой не только высших руководителей власти СССР, но и руководство дружественных стран – Алжира, Афганистана, Болгарии, Кубы, ГДР и прочих.

Успехи и достижения периода Кремлевки

Одним из создателей системы профилактики сердечно-сосудистых заболеваний был академик Чазов. Биография его наполнена многими достижениями, начиная с первых лет работы в качестве кардиолога.

За время работы в 4-м отделении ему удалось создать научно-исследовательскую лабораторию, выполнявшую функции учебно-научного центра.

На базе этого учреждения проводилась научная и исследовательская работа, внедрялись эффективные методы в ежедневную деятельность клинических и диагностических отделений, реализовывались программы последипломной подготовки кадров.

Под руководством и с подачи Евгения Ивановича, за годы его работы в качестве главы управления, в стране развилась сеть клинико-поликлинических комплексов, где в основу охраны здоровья был положен принцип превентивных мер.

Лечебная и профилактическая базы страны пополнились новыми учреждениями в разных концах страны.

В Крыму были построены дома отдыха «Морской прибой» и «Ай-Даниль», в Подмосковье появилась целая сеть учреждений «Москва», «Загорские дали», «Подмосковье» и многие другие.

В своих интервью академик Чазов утверждает, что главное в лечении – профилактика любых заболеваний.

Этот постулат он реализует на всесоюзном уровне, впервые создав Центр реабилитации при центральной клинической больнице в Москве.

Методы, успешно прошедшие апробацию в стенах Кремлевки, внедрялись в поликлинические учреждения и становились частью ежедневной практики в амбулаториях и стационарах.

Министр здравоохранения

В 1987 году академик Е. И. Чазов был назначен министром здравоохранения СССР и занимал эту должность до 1990 года. На работу он пригласил людей, знающих практическую сторону медицинской структуры и понимающих, какие проблемы в сфере здравоохранения требуют немедленного решения. Так началось обновление системы и внедрение новшеств.

На посту министра академик Чазов сумел сделать довольно многое на пути обновления системы охраны здоровья. Он начал внедрение страховой медицины, новаторских форм хозяйственной деятельности и управления системой здравоохранения, запустил процесс децентрализации, сняв часть функций с министерства в пользу региональных властей.

Руководствуясь новыми тенденциями и общемировым опытом были определены приоритеты деятельности медицинских учреждений.

Основные усилия направились на предупреждение и лечение СПИДа, детской смертности, туберкулеза, онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний.

В решении этих проблем главная роль отводилась профилактике, просвещению населения, укреплению материально-технической и методологической базы медучреждений.

В постановке задач, решении проблем и внедрении реноваций Евгений Иванович действовал как специалист, знающий систему, и прежде всего как врач. Академик Чазов, биография которого знает несколько стремительных рывков, вспоминая о своей работе на посту министра, рассказывает, что многое сделано было впервые в истории отечественной медицины.

Например, была организована и запущена сеть диагностических центров, и эта система успешно работает и сегодня.

Также была создана система помощи кардиологическим больным, появилась база для борьбы с детской смертностью, организовано более 400 лабораторий по диагностике СПИДа.

Академик Чазов – врач, прекративший использование психиатрических учреждений в политических целях, он внес предложение об организации хосписов и многое другое.

Общественная деятельность

Академик Чазов – врач с широкими интересами и большой энергией. С 1990 года он вновь занял пост директора Всесоюзного кардиоцентра. Кроме этого, Евгений Иванович был одним из сопредседателей общественного движения «Врачи за предотвращение ядерной войны».

Первый конгресс состоялся в 1981 году, участие в нем приняли медики из 11 стран мира. Основной задачей организаторов было донесение до общественности страшных последствий применения ядерного оружия. Впервые были собраны воедино обширные материалы, медицинские исследования и сделаны первые выводы. Материалами конгресса пользовались организации всего мира.

Специализация академика Чазова – кардиология, и это направление медицины всегда оставалось для него приоритетным. В 1982 году он организовал и был президентом 9-го Всемирного конгресса кардиологов.

В 1985 году стал инициатором первой Международной конференции превентивной кардиологии, которая стала традиционной и проводится один раз в четыре года. В течение последних тридцати лет им координируется сотрудничество русских и американских кардиологов.

За 88 лет жизни много сделал полезного врач и академик Чазов.

Биография Евгения Ивановича – это путь талантливого человека, нашедшего свое призвание и вложившего огромный труд в развитие отечественной и мировой медицины.

Наука и публицистика

Автором научных фундаментальных трудов, учебников и публицистической литературы является академик Чазов. Годы жизни, начавшиеся в предвоенное время, длятся до наших дней.

Он по-прежнему активно интересуется мировыми событиями, медицинскими достижениями.

Но в 2016 году ему был поставлен неутешительный диагноз – дисциркуляторная энцефалопатия, лечение проводится в одной из московских психиатрических клиник.

Основные труды:

  • Четырехтомник «Болезни сердца и сосудов».
  • «Сердце и XX век».
  • «Здоровье и власть».
  • «Рок».
  • «Рациональная фармакотерапия сердечно-сосудистых заболеваний».
  • «Как уходили вожди: записки главного врача Кремля».
  • «Жизнь прожить – не поле перейти».
  • «Хоровод смертей. Брежнев, Андропов, Черненко…».

Научные труды, звания и награды

Деятельность и жизненная позиция академика Чазова отмечены многими наградами, среди них есть ордена и медали СССР, России и многих зарубежных стран. В разное время он был удостоен наград:

  • Герой Социалистического труда.
  • Три ордена за заслуги перед Отечеством (1,2,3 степени).
  • Четыре ордена Ленина.
  • Многочисленные медали (Большая Золотая медаль им. М.В. Ломоносова, Золотая медаль им. И.П. Павлова и пр.).
  • Молдавский орден «Трудовая слава».
  • Орден Французской республики «Орден Академических пальм» и многие другие.

Заслуженным деятелем науки РСФСР является академик Чазов. Фото его выступлений украшают стены его кабинета и Института кардиологии. Основные научные труды Евгения Ивановича посвящены проблемам тромбозов, инфаркта миокарда, профилактике сердечно-сосудистых заболеваний, метаболизму миокарда и другим проблемам кардиологии.

Под его научным руководством были защищены более 50 кандидатских и более 30 докторских диссертаций, он является автором 15 монографий, в его активе более 450 научных работ. Академик Е. И. Чазов был одним из основателей факультета фундаментальной медицины в МГУ.

Личная жизнь и увлечения

Основой жизни академика Чазова была работа, а в сферу интересов входили живопись и художники, создающие талантливые полотна. С некоторыми из них он был знаком лично.

Также Евгений Иванович рассказывает в интервью, что любит русскую природу и иногда отправляется поохотиться, но чаще всего с тем, чтобы побыть в одиночестве, отдохнуть и насладиться окружающими просторами, лесами и Волгой, на которой родился.

При любой возможности он отправлялся в горы и трижды покорял Эльбрус.

Практически все свое время отдавал работе академик Чазов. Семья и личная жизнь были для него важными, но не все складывалось просто. Оптимист по своим убеждениям, он считал, что в жизни преодолимы все сложности и решаемы все проблемы. По его словам, крепкая нервная система – это ключ к здоровью и долголетию.

Жены академика Чазова, а он был трижды женат, – личности самостоятельные и неординарные. Первая супруга, Рената Лебедева, добилась выдающихся результатов в медицине. Она удостоена звания академика и была главным реаниматологом страны. В этом браке родилась дочь Татьяна, которая пошла по стопам родителей и стала эндокринологом, профессором.

Второй супругой Евгения Ивановича была профессор, доктор наук, основательница профилактической медицины Лидия Германова. Брак продлился 10 лет, родилась дочь Ирина, которая продолжила династию врачей, стала кардиологом и возглавила Институт им. Мясникова.

Третьей женой академика Чазова была его секретарь – Лидия Жукова, этот брак был самым длинным и крепким. Тридцать лет супруги были вместе, до самой смерти Лидии, которая произошла несколько лет назад.

Академику Чазову почти 90 лет. В рецепт счастливого долголетия, по его мнению, входят простые вещи: здоровая нервная система, активный образ жизни, умеренное питание и оптимизм. В рекомендациях он предлагает не смотреть новости дольше 20 минут в день, вторя профессору Преображенскому.

Источник: //FB.ru/article/349065/akademik-chazov-biografiya-foto-i-interesnyie-faktyi

Академическое наследство

Чазова ирина евгеньевна википедия

Здание Академии наук на Воробьевых горах за свою необычную форму называют еще «золотыми мозгами» – членство в РАН когда-то было чем-то сродни наивысшей пробе. Быть в этом научном пантеоне считалось верхом карьеры любого ученого. Но, оказалось, что сегодня получить звание академика или членкора можно без особых усилий. Достаточно просто быть близким родственником известного ученого.

Дмитрий Пищухин, корреспондент: «Скажите, статус вашего отца в качестве академика как-то помог вам занять место в Академии наук?»

Ирина Чазова, академик РАН, профессор: «А почему вы спрашиваете у меня такие вопросы. Вам не кажется, что это не прилично задавать мне такие вопросы. Нет, не помог».

12.02.2017

Молодые и перспективные

Успех науки и наука успеха

Задавать такие вопросы главному кардиологу страны Ирине Чазовой, действительно, неудобно. Но встречаться с нами лично академик отказалась.

А вопросов к ней было много, например, почему отец предложил кресло директора в Российском кардиологическом комплексе именно ей? Может быть, уходя на пенсию, Евгений Чазов оставил государственный институт свой дочери в наследство, а заодно выхлопотал ей место в Академии наук.   

Ирина Чазова, академик РАН, профессор: «На что вы намекаете?»

Дмитрий Пищухин, корреспондент: «Мне кажется такой высокий…»

Ирина Чазова, академик РАН, профессор: «Я уже ученый очень давно и за рубежом, и в Америке, и в Европе, известна не меньше, а может быть больше, чем в своей стране. И меня признают не только коллеги из Академии медицинских наук, но и коллеги из других стран».

Ирина Евгеньевна Чазова, без сомнения, специалист в своей области – автор сотен монографий, научных статей, связанных с диагностикой и лечением сердечно-сосудистых заболеваний. Но, по словам коллег, в области кардиологии семья Чазовых создала абсолютную монополию. Ученые придумали новую структуру – медицинское общество по артериальной гипертонии.

Впрочем, к науке это не имело ни малейшего отношения – организация поставила на поток проведение врачебных конференций и симпозиумов на деньги фармкомпаний. Если те отказывались платить спонсорские взносы, это создавало большие неприятности на пути продвижения на рынок тех или иных лекарств.

Чазовы – говорят, – имеют все рычаги для того, чтобы исключить препараты из «государственных стандартов лечения больных».

Вера Мысина, кандидат биологических наук, лидер общественного движения «За чистую страну!»: «Они стали некими феодалами, их институты это их собственность, помещичьи угодья. А люди, которые в институте работают – это люди без прав, если они пойдут против руководства Академии, против руководства института – это для них закончится очень плачевно. Научная жизнь закончится».

В этом году выборы РАН побили все рекорды по количеству академиков и членкоров с родственными связями. В списках – два десятка фамилий тех, кто является сыном, дочерью, женой или племянником действующих светил науки. Так, например, среди членкоров оказался Муса Хаитов – сын академика Рахима Хаитова.

Муса Хаитов, член-корреспондент РАН, д.м.н., профессор: «Острые респираторная вирусная инфекция, является самым распространенным типом инфекционной заболеваемости…»

В одном интервью специалист в области иммунологии с удивлением замечает: «Сыну всего 35, при этом наукой он занимается больше 20 лет». Отец с нескрываемой гордостью заявляет, что с малых лет продвигал ребенка по службе, а когда настало время, с легкостью уступил ему свой пост директора Института иммунологии. 

Рахим Хаитов: «Устроился здесь лаборантом. Потом под влиянием сотрудников и моим поступил во Второй мединститут. Учился там и продолжал работать у нас, ставил эксперименты. Защитил докторскую. Получил звание профессора. И когда мне исполнилось 70, я предложил коллективу избрать нового директора – моего сына. А разве династия в науке – это плохо?»

Сам факт, что в Академию наук попадают дети и родственники ученых не вызывал бы столько вопросов, если бы это был единичный случай. Никто не сомневается, что в семье врачей и учителей сын  может пойти по стопам родителей. Преемственность поколений в любой области даже приветствуется.

Одно дело передать знания и опыт, совсем другое – наследственность передаваемого статуса и соответствующих ему привилегий. Но многие «научные светила» почему-то стали воспринимать свое положение, как дворянский титул, а научные организации, как семейный бизнес, причем за бюджетный счет.

Среди прочих кандидатов на звание члена-корреспондента РАН встречается фамилия Михаила Давыдова. Сыну главного онколога России всего тридцать один год. Но в отличие от именитого отца, за плечами у которого сотни сложнейших операций и инноваций в области медицины, Давыдов-младший в научной среде ничем пока не отличился.

Известно лишь то, что на базе папиного центра он защитил докторскую, а еще через год там же возглавил огромный НИИ клинической онкологии.

Дмитрий Пищухин, корреспондент: «Вы как-то способствовали ему стать членом-корреспондентом РАН?»

Михаил Давыдов: «Странный вопрос, это не телефонный разговор…»

Георгий Малинецкий, доктор физико-математических наук: «Академики обладают повышенной проходимостью, особенно в паре. Два альпиниста супер класса, могут любого человека поднять на Эверест. Когда речь идет о выборах, должны быть академики, которые хотят, чтобы ты там был».

Доктор физико-математических наук Георгий Малинецкий многократно выдвигал свою кандидатуру в Академию наук. Но говорит, что без связей и одобрения научного сообщества практически не возможно. Чтобы попасть в ряды академиков нужно быть крупным ученым, лучшим сотрудником своего НИИ и главное внести  весомый вклад в науку.

За эти заслуги институт выдвигает специалиста в претенденты, собирает совет, тайно голосует и отправляет в РАН рекомендации. Туда же отправляются диссертации и научные труды. И вот если там уже одобрят, то учёный пожизненно становится академиком или членкором. Но правила меняются, если у претендента есть влиятельный родственник в Академии наук.

Малинецкий считает, что с такой политикой РАН уже давно превратилась в закрытый Клуб по интересам.  

Георгий Малинецкий, доктор физико-математических наук: «Одно дело, когда у вас есть огромная организация, на которой есть огромная ответственность, есть большущие ресурсы и совсем другое клуб.

Мне кажется, клубные новости не заслуживают большого интереса.

 Ну, например клуб филателистов, вы же не интересуетесь кто там, в клубе филателистов? Или клуб цветоводов, понимаете? Это клуб, если мы Академию толкуем как клуб, естественно, вы как филателист, вы знаете выдающихся филателистов из своей среды, вы их выдвигаете».

Но чем можно объяснить такое число родственников академиков среди врачей. В этом году на отделении медицинских наук был беспрецедентно низкий конкурс – всего один человек на место. То есть людей брали автоматом, невзирая на их регалии.

Таким образом, среди членкоров оказалась дочь академика Бокерии – Ольга, сын известного терапевта Палеева – Филипп, сын директора института питания РАН Тутельяна – Алексей, жены академиков Колесникова и Баранова. Последняя в научном центре супруга еще и замещает директора.

В Институте биологии гена, например, трудится целая семья Георгиевых – папа-академик Георгий Георгиев, сын-академик Павел Георгиев, дочь Софья в этом году стала членкором.

Олег Матвейчев, политолог: «Вся эта ситуация почему сейчас усугубилась, потому что академики лишились возможности своего традиционного заработка, связанного с собственностью, которая была в наших академиях. Как правило, 90 процентов площадей институтов сдавались коммерческим фирмам в аренду. Там было все, что угодно. В лучшем случае, были турфирмы, а доходило до того, что там были бани».

Но самый яркий пример такого антинаучной деятельности – дом по соседству с Академией наук.

Первые лица РАН строили его под себя – здесь находится квартира управляющего делами академии, начальника ЖКУ, главного по строительству в РАН, ответственного за   расселение аспирантов.

Из всех  членов ТСЖ «Наука» – академик только один – бывший руководитель РАН Юрий Осипов. Три года назад его сын оказался в центре скандала. По данным гражданских активистов, он закатил для своей возлюбленной вечеринку за 8 миллионов рублей.          

Вера Мысина, кандидат биологических наук, лидер общественного движения «За чистую страну!»: «Некая мафиозная структура, которая не хочет отдавать себе отчет, что она государственное учреждение, которые привыкли за 20 лет жить только увеличивая свое благосостояние».

Сегодня в России академиков и членкоров совокупно в три раза больше, чем было при Советском Союзе. Это при том, что территория и население страны были гораздо больше, а наука намного эффективнее.

Самих академиков сравнивали с первыми космонавтами   – многих знали по именам, обсуждали их научные труды, ставили в пример. Их имена вписаны в учебники.  Их открытия изучают во всем мире.

Все, что в последние годы мы знаем о РАН – больше связано со скандалами, коррупцией  и  другими нечистоплотными делами, но никак не с наукой. 

Главное в России Академия Коррупция Наука

Источник: //www.5-tv.ru/glavnoe/broadcasts/509319/605/

Мудрый Медик
Добавить комментарий